Новая лаборатория автоматизации

Повышаем качество и производительность вашего производства.

  • Увеличить размер шрифта
  • Размер шрифта по умолчанию
  • Уменьшить размер шрифта
Философия наук

15. Структура теоретического знания

E-mail Печать PDF

15. Структура теоретического знания

Для выяснения специфики теоретического познания важно подчеркнуть, что теория строится с явной направленностью на объяснение объективной реальности, но описывает непосредственно она не окружающую действительность, а идеальные объекты, которые в отличие от реальных объектов характеризуются не бесконечным, а вполне определенным числом свойств. Например, такие идеальные объекты, как материальные точки, с которыми имеет дело механика, обладают очень небольшим числом свойств, а именно, массой и возможностью находиться в пространстве и времени. Идеальный объект строится так, что он полностью интеллектуально контролируется.
Теоретический уровень научного знания расчленяется на две части: фундаментальные теории, в которых ученый имеет дело с наиболее абстрактными идеальными объектами, и теории, описывающие конкретную область реальности на базе фундаментальных теорий.
Сила теории состоит в том, что она может развиваться как бы сама по себе, без прямого контакта с действительностью. Поскольку в теории мы имеем дело с интеллектуально контролируемым объектом, то теоретический объект можно, в принципе, описать как угодно детально и получить как угодно далекие следствия из исходных представлений. Если исходные абстракции верны, то и следствия из них будут верны.

Теоретический уровень научного познания (как и эмпирический) имеет ряд подуровней, среди которых можно выделить следующие (по степени общности):

а) аксиомы, теоретические законы;

б) частные теоретические законы, описывающие структуру, свойства и поведение идеализированных объектов;

в) частные, единичные высказывания, утверждающие нечто о конкретных во времени и пространстве состояниях, свойствах и отношениях некоторых идеализированных объектов

 

Абстрагирование и идеализация – начало теоретического познания.

Абстракции возникают на аналитической стадии исследования, когда начинают рассматривать отдельные стороны, свойства и элементы единого процесса.. В результате образуются отдельные понятия и категории, которые служат для формулирования суждений, гипотез и законов.

Абстракция (выделение, отвлечение и отделение) помогает отвлечься от некоторых несущественных и второстепенных в определенном отношении свойств и особенностей изучаемых явлений и выделить свойства существенные и определяющие.

Виды абстракции:

1) Абстракция отождествления – у явлений одного класса выделяется общее свойство, от всех других свойств отвлекаются.

2) Изолирующая абстракция – отвлечение некоторых свойств предметов и рассмотрение их как индивидуальных самостоятельных объектов. Свойство рассматривается как объект.

3) Абстракция потенциальной осуществимости – отвлекаются от реальной возможности построения тех ил иных математических объектов и допускают осуществимость построения следующего объекта при наличии достаточного времени, пространства, материалов.

4) Идеализация – представляет собой предельный переход от реально существующих свойств явлений к свойствам идеальным (идеальный газ).

 

14. Роль наблюдения и эксперимента в познании.

E-mail Печать PDF

14. Роль наблюдения и эксперимента в познании.

Наблюдение, эксперимент и измерение относятся к методам эмпирического исследования.

Наблюдение – один из важнейших методов эмпир познания. Наблюдение - это преднамеренное, направленное восприятие, имеющее целью выявление существенных св-в и отношений объекта познания. Важнейшей особенностью наблюдения явл-ся его целенаправленный хар-р. Эта целенаправленность обусловлена наличием предварительных идей, гипотез, к-рые ставят задачи наблюдению. Научное наблюдение в отличие от обычного созерцания всегда оплодотворено той или иной научной идеей, опосредуется уже имеющимся знанием, к-рое показывает, что наблюдать и как наблюдать.

Наблюдение как метод эмпирического исследования всегда связано с описанием, к-рое закрепляет и передает результаты наблюдения с помощью определенных знаковых средств. С помощью описания чувственная информация переводится на язык понятий, знаков, схем, рисунков, графиков и цифр для дальнейшей рациональной обработки.

Часто исследование требует эксперимента. В отличие от обычного наблюдения в ходе эксперимента исследователь активно вмешивается в протекание изучаемого процесса с целью получить о нем определенные знания. С помощью эксперимента объект или воспроизводится искусственно, или ставится в заданные определенным образом и контролируемые условия, отвечающие целям исследования. В процессе научного познания применяется и мысленный эксперимент, когда ученый в уме оперирует опред-ми образами, мысленно ставит объект в опред-ные условия. Виды эксперимента: исследовательский или поисковый, про­верочный или контрольный, воспроизводящий, изолирующий, качественный или количественный, подтверждающий, опровергающий или решающий.

Познавательная роль эксперимента велика не только в том отношении, что он дает ответы на ранее поставленные вопросы, но и в том, что в ходе его возникают новые проблемы, решение к-рых требует проведения новых опытов и создания новых экспер-х установок.

Т.о. экспер-ная деятельность обладает сложной структурой: теор. основы эксперимента - научные теории, гипотезы; матер. основа - приборы; непосредственное осуществление экспер.; эксперим наблюдение; колич и кач анализ рез-тов эксперимента, их теор. обобщение. Эксперимент одновременно принадлежит и к познавательной, и к практической деятельности людей, использует теор-е знания, являясь частью эмпирики.

 

Эксперимент есть непосредственное материальное воздействие на реальный объект или окружающие его условия, осуществляемое с целью познания этого объекта.

В эксперименте выделяют следующие элементы: 1) цель эксперимента; 2) объект экспериментирования; 3) условия, в которых находится или в которые помещается объект; 4) средства эксперимента; 5) материальное воздействие на объект или условия его существования. Каждый из этих элементов может быть положен в основу классификации экспериментов. Например, эксперименты можно разделять на физические, химические, биологические и т.п. в зависимости от различия объектов экспериментирования. Одна из наиболее простых классификаций основывается на различиях в целях эксперимента.

Целью эксперимента может быть установление каких-либо закономерностей или обнаружение фактов. Эксперименты, производимые с такой целью, называются поисковыми. Результатом поискового эксперимента является новая информация об изучаемой области. Однако чаще эксперимент проводится с целью проверки некоторой гипотезы или теории. Такой эксперимент называется проверочным. Ясно, что нельзя провести резкую границу между этими двумя видами экспериментов. Один и тот же эксперимент может быть поставлен для проверки гипотезы и в то же время дать неожиданную информацию об изучаемых объектах. Точно так же и результат поискового эксперимента может заставить нас отказаться от принятой гипотезы или, напротив, даст эмпирическое обоснование нашим теоретическим рассуждениям. В современной науке один и тот же эксперимент все чаще обслуживает разные цели.

Следует подчеркнуть, что наблюдение, измерение и эксперимент, хотя и тесно связаны с теоретическими допущениями, являются разновидностями практической деятельности. Осуществляя рассмотренные эмпирические процедуры, мы выходим за рамки чисто логических рассуждений и обращаемся к материальному взаимодействию с реальными вещами. В конечном итоге только через посредство такого взаимодействия получают подтверждение или опровержение наши представления о действительности. В эмпирических познавательных процедурах наука вступает в непосредственный контакт с описываемой ею реальностью – именно в этом заключается громадное значение наблюдения, измерения и эксперимента для научного познания.

 

 

13. Сциентистское и антисциентистское направления в философии

E-mail Печать PDF

13. Сциентистское и антисциентистское направления в философии.

Сциентизм представляет собой такую ориентацию в понимании действительности, которая представляет собой абсолютизацию роли естественных наук, в особенности физики, в развитии общества и его культуры; при этом абсолютизируются как отдельные аспекты, так и наука в целом. Сциентистская ориентация, с одной стороны, порождает иллюзию, что развитие науки способно разрешить социальные трудности, с которыми сталкивается капиталистическое общество; с другой, – что уход от социальной жизни в область якобы “чистой” науки может защитить личность от социальных конфликтов. Одним из проявлений сциентизма является признание специальной науки главным вершителем человеческих судеб, неподвластность ее какому-либо суду, как например, суду гражданской совести и ответственности ученого перед обществом за применение полученных знаний. И это провозглашается в то время, когда со всей актуальностью поставлен вопрос: возможно ли применение науки во вред социальному прогрессу? Научное знание рассматривается сциентистами как высшая культурная ценность безотносительно к социальным последствиям его применения. Правомерным считается мировоззрение, ограниченное системой установок, не опирающихся на знание объективных законов природы и общества, очищенное от классового содержания. В таком объективистском сознании философия, являющаяся ядром мировоззрения, лишается своей коренной мировоззренческой функции, а естественные науки выступают как абсолютно надежное и верное руководство к действию. На их фоне все другие духовные ценности, области культуры резко обесценены. В этой трактовке наука лишается своих социальных функций и основы в жизнедеятельности общества. Естественные науки, лишенные своей мировоззренческой основы, выступают главным авторитетом в оценке не только научной деятельности, но и во всех сферах общественной жизни. Осознание действительности в иных формах (этические, нравственные, политические и другие взгляды) оценивается как неполноценное, второстепенное, имеющее более низкий статус, чем наука. Наука рассматривается как крепость, изолированная от каких-либо связей с другими формами общественного сознания и от интересов общества.

В рамках сциентистской философии, отрицающей осмысленность онтологических утверждений, нет места учению о бытии. Напротив, антисциентистами оно берется как центральное и понимается как человеческое бытие. Это в единстве с иррационализмом дает им возможность утверждать, что подлинные проблемы человеческого бытия не подвластны науке. В крайних вариантах наука оценивается как сила, враждебная подлинной сущности человека, в умеренных - как сила, играющая вспомогательную роль. Антисциентистская ориентация находит выражение в разных формах осознания действительности - на уровне обыденного сознания и в теоретических построениях.

В одних проявлениях антисциентистской ориентации подчеркивается самостоятельная ценность и значимость для общества иных форм культуры помимо науки - искусства, нравственности, религии, и в целом им отдается приоритет на право решать важнейшие проблемы человечества. Эти формы культуры оцениваются как более гуманистичные по сравнению с наукой. В других проявлениях антисцнентизм - это сознательное антинаучное иррационалистическое воззрение, которое рассматривает науку как принципиально антигуманистическую силу в обществе. Истинной значимостью (а не иллюзорной) наделяются некоторые неизменные принципы и нормы человеческого существования, основанные на определенных эстетических, нравственных или религиозных ценностях. Наука в этой трактовке выступает как разрушающая эти ценности сила, не способная дать человеку целостную мировоззренческую ориентацию.

Антисциентистские теоретические установки находят определенную форму выражения в философских и социально-гуманитарных исследованиях. Философия экзистенциализма развивает идею о том, что наука неспособна постигнуть своими методами внутреннее состояние человеческого существования, неповторимость жизненной ситуации каждого отдельного человека. Они ускользают от прагматистски ориентированной науки. Эти концепции “не устают подчеркивать ценность и уникальность внутреннего мира, протестуют против его порабощенности стихийными и анонимными силами общественного развития. Но эта гуманистическая направленность их философии оказывается иллюзорной и пассивной, ибо сам предмет их размышлений - внутренний мир человека фигурирует на фоне неясных и туманных представлений о реальных возможностях исторического выбора, которые современное общество предоставляет человеку”. В области социально-гуманитарного исследования антисциентистские установки проявляются в гипертрофировании специфики предмета и методов исследования гуманитарных наук по сравнению с естественнонаучным исследованием, в противопоставлении, взаимной изоляции гуманитарных и естественных наук, в разрыве гуманитарного и естественнонаучного знания.

 

12. Синергетика: методологические основания постнеклассической науки

E-mail Печать PDF

12. Синергетика: методологические основания постнеклассической науки.

Термин “синергетика” - от греч. “синергена” - содействие, сотрудничество. Предложенный Хакеном, этот термин акцентирует внимание на согласованности взаимодействия частей при образовании структуры как единого целого.

Термин "синергетика" понимается как:

1) парадигма – система идей, принципов, образов, представлений, из которых, возможно, со временем вырастет фундаментальная научная теория, или общенаучная теория, или даже мировоззрение;

2) ряд частнонаучных теорий (в физике, химии, биологии, психологии и др.), объединяемых идеями нелинейности, открытости, переходности, неравновесности процессов, идущих в системах;

3) общенаучная теория, либо теория самоорганизующихся систем, либо теория переходных процессов;

4) новое мировоззрение, преодолевающее господствующее в науке мышление "ставшими", неизменными понятиями и утверждающее мышление, основанное на "становящихся", переходных, нестабильных формах, образах.

Принципы синергетики.

1. Нелинейность. Любое явление понимается как момент эволюции.

2. Неустойчивость - несохранение состояний системы в процессе эволюции.

3. Открытость - признание обмена системы веществом, энергией, информацией с окружающей средой; признание системы как состоящей из элементов.

4. Подчинение - функционирование и развитие системы определяются процессами в ее подсистеме при возникновении иерархии масштабов времени. Это принцип сведения ее динамического описания к малому числу параметров порядка.

К 4 принципам добавляются принципы специфические для той или иной области – неживых систем, живых организмов, человека. Для неживых систем вводится принцип дальнодействия. Для живых систем вводится принцип биополя, объединяющего элементы в целое и направляющего развитие организма к предустановленным образцам.

Для человека введен принцип трансценденции (способность переступать границу между природным, опытным и внеприродным, выходить за рамки опыта).

Следующая составляющая синергетической сети – общенаучные теории. В них просматриваются 2 блока: содержательный и формальный. Они выражают методологию синергетики.

Содержательный блок:

1. Принцип становления – главная форма бытия: не ставшее, а становящееся, не покой, а движение, не завершенные, устойчивые формы, а переходные, промежуточные и временные образования.

Становление выражается через 2 свои крайности – хаос и порядок. Хаос – основа сложности, случайности, творения-разрушения. Порядок – основа простоты, необходимости, закона, красоты, гармонии.

Взаимодействие образов хаоса и порядка раскрывают нам: образ времени как процесса возникновения-исчезновения; образ субъекта, переходящего из потенции в актуальность по мере усложнения форм бытия.

2. Принцип узнавания означает узнавание бытия как становления. При этом параметры порядка играют двоякую роль: сообщают системе как вести себя и доводят до сведения наблюдателя нечто о макроскопическом состоянии системы.

3. Принцип согласия–бытие как становление формируется и узнается лишь в ходе диалога взаимодействия субъектов.

4. Принцип соответствия, означающий возможность перехода от досинергетической (классической, неклассической, постнеклассической) науки к синергетической по интуитивным соображениям, и по формальным параметрам.

5. Принцип дополнительности, означающий независимость, неполноту досинергетического описания реальности, (без синергетического), и частичность синергетического (без досинергетического).

Помимо содержательных принципов в методологию синергетики входят формальные принципы. Формальный блок составляют понятия и принципы, навеянные теориями математики и логики.

Математический блок составляют теория катастроф, фрактальная геометрия, теория вероятностей, теория алгоритмов, теория клеточных автоматов, а также интуиционистская математика и теория категорий.

Интуиционизм, теория катастроф, теория категорий позволяют сформулировать:

1. Принцип математического становления, или конструктивности, фиксирующий убеждение математиков в превращаемости одних форм в другие, внутреннюю направленность этих переходов от простых к более сложным формам и обратно. Интуиционисты и конструктивисты убеждены в ненужности доказательств от противного. Достаточны "положительные" доказательства.

2. Принцип сложности, означающий возможность обогащения, усложнения системы в процессе познания = становления, т. е. вероятность скачкообразного возрастания сложности структур, что связано с идеей творящего хаоса, как океана информации.

3. Принцип всеобщего подобия фиксирует, с 1 стороны, фундаментальность не того, ЧТО отражается, а КАК, а с 2 стороны, означает взаимоподобие дробных структур любого масштаба. Это понимается и как предмет, и как средство исследования. Главное в становлении – не элементы, а структура. Впервые на это обратил внимание Ловер. Он построил аксиоматику категорий без множеств и получил классы без элементов.

4. Принцип освобождения. Освобождение означает, что в процессе развития математики исходный объект освобождается от множества случайных связей, навязанных физическим миром. Объект в сознании ученых становится более очищенным. Математическое становление является процессом освобождения объекта.

5. Принцип двойственности означает единство внутреннего и внешнего и является сквозным для всей математики. Он вырос из симметрии между сложением и умножением чисел, точками и прямыми в планиметрии, алгеброй и геометрией, аксиоматическим и генетическим методами и т. п.

Логическая часть общенаучной теории синергетики представляет собой описание металогики. В металогику входят:

1. Принцип логического становления, означающий переходность логик, отражающих процесс становления системы. Так, 2-значная логика, описывающая начальное состояние объекта, переходит в 1-значную в момент притягивания системы к аттрактору.

2. Принцип фрактальности означает способность логики выразить промежуточные, "дробные" состояния эволюционирующего объекта. Такая логика должна быть основана на "дробных" понятиях, суждениях, умозаключениях.

3. Принцип геометричности–зависимости конкретной логики от складывающейся ситуации, которая сводится к геометрии.

4. Принцип локальной непредсказуемости означает невозможность предсказания логики. Хаотичность, случайность становления ведут к свободе мышления.

5. Принцип глобальной однозначности утверждает, что ведущей логикой является однозначная (без отрицаний) логика. Вероятно, однозначность движения от аттрактора к аттрактору открыта не западному человеку, культура которого мечется между истиной и ложью, а человеку совершенно иной культуры или сверхчеловеческому существу.

Синергетическая концепция самоорганизации

1. Объектами исследования являются открытые системы в неравновесном состоянии, характеризуемые интенсивным обменом веществом и энергией между подсистемами и между системой с ее окружением.

2. Среда — совокупность составляющих ее объектов, находящихся в динамике. Взаимодействие исследуемых объектов в среде характеризуется как близкодействие. Среда объектов может быть реализована в физической, биологической и другой среде более низкого уровня.

3. Различаются процессы организации и самоорганизации. Общим признаком для них является возрастание порядка вследствие протекания процессов, противоположных установлению термодинамического равновесия независимо взаимодействующих элементов среды.

4. Результатом самоорганизации становится возникновение, взаимодействие, и регенерация динамических объектов более сложных в информационном смысле, чем объекты среды, из которых они возникают. Система и ее составляющие являются существенно динамическими образованиями.

5. Направленность процессов самоорганизации обусловлена внутренними свойствами объектов в их индивидуальном и коллективном проявлении, а также воздействиями со стороны среды, в которую ''погружена'' система.

6. Поведение элементов подсистем и системы в целом, существенным образом характеризуется спонтанностью – акты поведения не являются строго детерминированными.

7. Процессы самоорганизации происходят в среде наряду с другими процессами, в частности противоположной направленности, и могут в отдельные фазы существования системы как преобладать над последними (прогресс), так и уступать им (регресс).

Проблематика, содержание, методы исследований и результаты, относимые к синергетике, характеризуются неоднозначными оценками и неопределенностью. Вместе с тем, синергетика как научное направление исследований является востребованной обществом. Значительное количество результатов исследований в разных областях знания соотносится исследователями с синергетикой. Контекст синергетики дает возможность плодотворно взаимодействовать ученым разных специализаций на языке системного осмысления и поиска новых решений.

 

Особенности современного этапа развития науки.

E-mail Печать PDF

  1. Особенности современного этапа развития науки.

 

(Шаповалов, В. Ф. Философия науки и техники: О смысле науки и техники и о глобальных угрозах научно-технической эпохи : учебное пособие / В. Ф. Шаповалов. – М. : Фаир-Пресс, 2004. – 320 с.),11

Взаимозависимость между научно-техническим развитием и развитием общества также подчинена закону эволюции. Это означает, что успешность развития того или иного общества (прежде всего, той или иной страны), в конечном итоге – его выживаемость зависит от степени его адаптации к особенностям данного этапа научно-технического прогресса и к его возможным тенденциям.

Адаптация в данном случае означает не примитивное приспособление, а способность определенного общества своевременно и гибко перестраивать общественную структуру с учетом новых научно-технических достижений, умение использовать их для повышения эффективности производства и экономики в целом, для укрепления своих позиций в мире и главное – во благо населения, для повышения качества жизни людей. Способность к адаптации определяется уровнем общей культуры данного общества и ее особенностями, спецификой его творческого потенциала, интеллектуальным уровнем, волевыми и нравственными качествами руководителей высшего и среднего звена, наличием квалифицированных специалистов и системы их подготовки.

Сточки зрения современного эволюционного подхода достижения науки и техники выступают как своеобразный вызов, ответ же зависит от данного конкретного общества. Если данное сообщество не в состоянии найти адекватный ответ, то оно обречено на то, чтобы влачить жалкое существование и, в предельном случае, на вымирание, на поглощение другими обществами. Следует признать, что развитие науки и техники вновь и вновь ставит все страны и человечество в целом перед жесткой дилеммой: либо найти адекватные ответы, либо исчезнуть с лица земли, оставив после себя лишь памятники и ископаемые останки культуры. Это закон отбора тех, кто приспособился к существованию в условиях научно-технической эпохи, и «отбраковки» тех, кто не смог адекватно адаптироваться к изменившимся условиям. В этом он подобен закону эволюции живых существ в соответствии с теорией Дарвина. Но он имеет и отличия.

Главное отличие состоит в следующем: если биологическая эволюция определяется случайным появлением признаков, позволяющих тому или иному виду животных и растений приспособиться к изменившимся условиям, то социальная эволюция непосредственно зависит от воли и сознания людей.

Сегодня ни одна страна (даже из числа самых развитых, передовых и богатых) не может себе позволить занять передовые рубежи на всех направлениях научно-технического прогресса. Приходится выбирать лишь отдельные из них. Иначе говоря, необходимо искать свою «нишу» в общемировом разделении труда в научно-технической сфере. При этом предпочтение следует оказывать тем направлениям, которые в данной стране уже имеют прочный задел, где сложились определенные традиции, имеются кадры соответствующей квалификации и система их подготовки. Для России к таким направлениям следует отнести космос, ядерную энергетику, военную технику и вооружения и ряд других.

В странах, освоивших современные достижения науки и техники и вступивших в постиндустриальную эпоху, изменяется структура занятости населения, что ведет к изменению социально-классовой структуры общества. К концу ХХ века в США в сфере услуг было занято 75 % населения, в промышленности – 22 % и лишь 3 % - в сельском хозяйстве

. Сфера услуг охватывает отнюдь не только услуги в области быта. Речь идет прежде всего об услугах информационных, деловых и профессиональных, об услугах по правовому и организационному обеспечению того или иного вида деятельности, о рекламе, «паблик рилейшнз», услугах в области медицины, здравоохранения, образования, торговли, транспорта, связи и т.д.

В постиндустриальном обществе резко возрастает значение образования, повышается статус широко образованных людей.

В постиндустриальном обществе отсутствует присущее обществу индустриального типа четкое деление на социальные классы: буржуазию, пролетариат и крестьянство. Научно-технический прогресс не отменяет структурированность общества на классы, но видоизменяет и усложняет ее. Это обусловлено, в частности тем, что научно-технический прогресс ведет к дальнейшему разделению труда, к появлению новых социальных функций, профессий и специальностей. Тенденция такова, что в обозримой перспективе ожидать исчезновения классов или упрощения социальной дифференциации не приходится. Более того, наличие в обществе определенной структурированности и, соответственно, разнообразных социальных и иных групп или классов – это условие его жизнеспособности.

В обществе индустриального типа к числу лиц наемного руда относились преимущественно промышленные рабочие, составлявшие значительную часть всего населения. В постиндустриальном же обществе к лицам наемного труда формально можно отнести не только рабочих, не только инженеров и техников, но даже и высокопоставленных и высокооплачиваемых менеджеров крупных компаний. Вместе с тем практически каждый труженик имеет в виде акций и других ценных бумаг свою долю в прибылях компании и может оказывать известное влияние на экономическую политику компании.

Занятость большинства населения в сфере, которую принято называть сферой услуг, не позволяет четко классифицировать население по критериям характера труда, типа и размера собственности. Более простой и более адекватной является классификация по уровню доходов. Классификацию по уровню доходов называют социальной стратификацией. В постиндустриальном обществе принято выделять несколько основных страт, которые, впрочем, иногда по привычке называют классами.

Особая роль в социальной структуре постиндустриального общества принадлежит так называемому среднему классу.

Наряду со средним классом выделяются относительно небольшие социальные группы с высоким и очень высоким уровнем доходов, с одной стороны, и крайне низким – с другой. Еще одну, численно незначительную, но социально значимую группу составляют маргиналы – люди опустившиеся, выброшенные на обочину жизни общества.

Стремительные темпы научно-технического прогресса порождают требование перманентной перестройки всего общественного организма, прежде всего, структур экономики. В ходе такой перестройки возникают новые профессии и отмирают старые, возникают новые общественные слои и уходят в прошлое ранее существовавшие. Это означает, что постиндустриальное общество обладает высокой степенью социальной мобильности. Различают вертикальную и горизонтальную мобильность. Горизонтальная мобильность связана с переходом индивида в иную социальную группу в рамках той же социальной страты. Следовательно, в постиндустриальном обществе существует настоятельная потребность в стройной системе переподготовки кадров. Эта система должна обеспечить безболезненный переход людей из одного общественного состояния в другое, от одной профессии – к другой, причем без существенных потерь в уровне доходов. Столь же характерной для данного общества является значительность вертикальной мобильности – переход человека из одной социальной страты в другую, более низкую или более высокую

 

Следует признать, что сегодня мир все более становится однополюсным. Наиболее мощным центром международного влияния стали Соединенные Штаты Америки. Эта страна с полным основанием может считаться единственной сверждержавой современного мира. И Япония, и Китай, и даже объединенная Западная Европа уступают США по уровню финансового, промышленного, научно-технического, военного потенциала. Этот потенциал, в конечном итоге, и определяет колоссальную международную роль Америки, ее влияние на все стороны международных отношений. Под контролем США находятся все крупнейшие международные организации, а в 90-е гг., оказывая давление через НАТО, США стали оттеснять от рычагов политического и военного влияния и такую прежде весьма авторитетную организацию, как ООН.

Сам факт того, что судьбы всего мира оказываются зависимыми от решений руководителей очень ограниченного круга стран, не может не вызывать беспокойства. Наиболее активно выражают свой протест против сложившегося положения люди, которых в средствах массовой информации называют «антиглобалистами».

Особую обеспокоенность (и не только антиглобалистов) вызывают четыре проблемы. Во-первых, несмотря на некоторые меры со стороны развитых стран, разрыв между богатыми и бедными странами не сокращается, а продолжает увеличиваться. Во-вторых, сообщество богатых стран фактически диктует всему миру выработанные им «правила игры» во всех сферах международной жизни: экономической, политической, военной, научно-технической. В-третьих, оно навязывает всему миру стереотипы западного образа жизни и соответствующие мировоззренческие установки, западные стандарты культуры, затрудняя тем самым развитие в незападных странах их собственной культуры, исторически характерного для их образа жизни и ментальности. Все названные факторы влияния способны подорвать национальную безопасность стран, не входящих в число развитых.

В-четвертых, экономическое и научно-техническое преимущество небольшого количества стран над остальными, составляющими большинство, небывало остро ставит проблему ресурсов, в частности проблему обеспеченности нефтью. Быстро растущая экономика развитых стран нуждается во все больших объемах нефтяных поставок. Очевидно, что искусственный заменитель нефти в ближайшем будущем не будут синтезирован, поэтому развитые страны на продолжительное время останутся в зависимости от нефтяных ресурсов, расположенных в нефтеносных странах. Следовательно, борьба за контроль над мировыми центрами добычи нефти является одной из важнейших задач развитых стран. Эта борьба накладывает существенный отпечаток на всю международную геополитическую ситуацию, существенно осложняя ее.

Нетрудно заметить, что все названные проблемы имеют своим истоком научно-технические достижения. Именно преимущества в области науки и техники с максимальной эффективностью позволяют атлантическим странам использовать выгоды своего геополитического положения. Это обеспечивает небольшой группе развитых стран и все другие преимущества над странами, не входящими в их сообщество.

Особое место в современной геополитике занимает проблема международного терроризма. С одной стороны, она имеет непосредственную связь с неравномерностью развития современного мира, с другой – возникновение сети террористических организаций международного масштаба стало возможным только благодаря огромным возможностям современной техники связи и информации. Именно возможности техники позволяют разбросанным по всему миру террористическим группам поддерживать между собой постоянную взаимосвязь и координировать свою деятельность.

 

Одна из фундаментальных причин того, что разрыв между богатыми и бедными странами продолжает возрастать, не в последнюю очередь связана с особенностями развития науки и техники. Создание более совершенных технических устройств и более совершенных технологий происходит на базе уже достигнутого технического уровня и с применением достижений этого уровня. Создание нового поколения техники возможно лишь на основе техники прошлого поколения, при этом имеет место самоускорение научно-технического прогресса. Таким образом, страны, некогда занявшие передовые рубежи на основных направлениях науки и техники, имеют все шансы остаться навсегда недосягаемыми для других стран. Вследствие превосходства в научно-технической сфере сохраняется и превосходство в других сферах общественной жизни, а также в качестве и уровне жизни населения. Но это превосходство имеет для развитых стран и обратную сторону. Одно из негативных проявлений этого превосходства развитых стран – мощный приток мигрантов.

Вместе с тем современный мир разделен множеством перегородок. Опыт показывает, что в общем мировом «котле» все «варятся», но никто не желает «плавиться». Иначе говоря, вопреки ожиданиям, мир не превращается в единый монолит, не идет по линии устранения различий. Сколько-нибудь интенсивного стирания граней между расами, национальностями, религиями в современном мире не происходит. Это обстоятельство было отмечено учеными еще в 60-е гг. ХХ столетия. Наряду с тенденцией к объединению действует мощная тенднция к обособлению. На сегодня нет никаких данных, свидетельствующих об ослаблении этой тенденции. Это означает, что для современного мира характерен рост многообразия, плюрализма.

Как уже отмечалось, в мире выделяется небольшая группа стран, резко опережающих все остальные по уровню экономического и научно-технического развития, по качеству жизни населения. Руководство этих стран имеет возможность оказывать решающее влияние на международную жизнь. Вместе с тем каждая страна стремится обеспечить собственную национальную безопасность, проводит самостоятельную политику, обусловленную в конечном итоге особенностями ее геополитического положения.

 

Многие специалисты предсказывают значительное ужесточение борьбы за сферы экономического влияния в недалеком будущем. Такие теоретики как Дж. Грей, полагают, что «мы находимся в начале трагической гоббсианской эры, на протяжении которой анархия рынка и истощение естественных ресурсов приведут к крупным геополитическим конфликтам» (Цит. по: Уткин А. И. Глобализация: процесс и осмысление. М. : Логос, 2001. С. 95-96). Немало специалистов отмечают неразрешимый конфликт между идеей глобализации и идеями национального самоопределения и считают, что столкновение культурной гомогенизации и культурной гетерогенизации является одной из центральных проблем современного глобального противодействия.

 

 

10. Основные методологические установки неклассической науки

E-mail Печать PDF

10. Основные методологические установки неклассической науки.

Первая и вторая глобальные революции в естествознании протекали как формирование и развитие классической науки и ее стиля мышления.

Третья глобальная научная революция была связана с преобразованием этого стиля и становлением нового, неклассического естествознания. Она охватывает период с конца XIX до середины XX столетия. В эту эпоху происходит своеобразная цепная реакция революционных перемен в различных областях знания: в физике (открытие делимости атома, становление релятивистской и квантовой теории), в космологии (концепция нестационарной Вселенной), в химии (квантовая химия), в биологии (становление генетики). Возникает кибернетика и теория систем, сыгравшие важнейшую роль в развитии современной научной картины мира.

В процессе всех этих революционных преобразований формировались идеалы и нормы новой, неклассической науки. Они характеризовались отказом от прямолинейного онтологизма и пониманием относительной истинности теорий и картины природы, выработанной на том или ином этапе развития естествознания. В противовес идеалу единственно истинной теории, "фотографирующей" исследуемые объекты, допускается истинность нескольких отличающихся друг от друга конкретных теоретических описаний одной и той же реальности, поскольку в каждом из них может содержаться момент объективно-истинного знания. Изменяются идеалы и нормы доказательности и обоснования знания. В отличие от классических образцов, обоснование теорий в квантово-релятивистской физике предполагало экспликацию при изложении теории операциональной основы вводимой системы понятий (принцип наблюдаемости) и выяснение связей между новой и предшествующими ей теориями (принцип соответствия).

Новая система познавательных идеалов и норм обеспечивала значительное расширение поля исследуемых объектов, открывая пути к освоению сложных саморегулирующихся систем. В отличие от малых систем такие объекты характеризуются уровневой организацией, наличием относительно автономных и вариабельных подсистем, массовым стохастическим взаимодействием их элементов, существованием управляющего уровня и обратных связей, обеспечивающих целостность системы.

Именно включение таких объектов в процесс научного исследования вызвало резкие перестройки в картинах реальности ведущих областей естествознания. Процессы интеграции этих картин и развитие общенаучной картины мира стали осуществляться на базе представлений о природе как сложной динамической системе. Этому способствовало открытие специфики законов микро-, макро- и мега-мира в физике и космологии, интенсивное исследование механизмов наследственности в тесной связи с изучением надорганизменных уровней организации жизни, обнаружение кибернетикой общих законов управления и обратной связи. Тем самым создавались предпосылки для построения целостной картины природы, в которой прослеживалась иерархическая организованность Вселенной как сложного динамического единства. Картины реальности, вырабатываемые в отдельных науках, на этом этапе еще сохраняли свою самостоятельность, но каждая из них участвовала в формировании представлений, которые затем включались в общенаучную картину мира. Последняя, в свою очередь, рассматривалась не как точный и окончательный портрет природы, а как постоянно уточняемая и развивающаяся система относительно истинного знания о мире.

Все эти радикальные сдвиги в представлениях о мире и процедурах его исследования сопровождались формированием новых философских оснований науки.

Идея исторической изменчивости научного знания, относительной истинности вырабатываемых в науке онтологических принципов соединялась с новыми представлениями об активности субъекта познания. Он рассматривался уже не как дистанцированный от изучаемого мира, а как находящийся внутри него, детерминированный им. Возникает понимание того обстоятельства, что ответы природы на наши вопросы определяются не только устройством самой природы, но и способом нашей постановки вопросов, который зависит от исторического развития средств и методов познавательной деятельности. На этой основе вырастало новое понимание категорий истины, объективности, факта, теории, объяснения и т.п.

Радикально видоизменялась и "онтологическая подсистема" философских оснований науки. Развитие квантово-релятивистской физики, биологии и кибернетики было связано с включением новых смыслов в категории части и целого, причинности, случайности и необходимости, вещи, процесса, состояния и др. В принципе можно показать, что эта "категориальная сетка" вводила новый образ объекта, который представал как сложная система. Представления о соотношении части и целого применительно к таким системам включают идеи несводимости состояний целого к сумме состояний его частей. Важную роль при описании динамики системы начинают играть категории случайности, потенциально возможного и действительного. Причинность не может быть сведена только к ее лапласовской формулировке - возникает понятие "вероятностной причинности", которое расширяет смысл традиционного понимания данной категории. Новым содержанием наполняется категория объекта: он рассматривается уже не как себетождественная вещь (тело), а как процесс, воспроизводящий некоторые устойчивые состояния и изменчивый в ряде других характеристик.

Все описанные перестройки оснований науки, характеризовавшие глобальные революции в естествознании, были вызваны не только его экспансией в новые предметные области и обнаружением новых типов объектов, но и изменениями места и функций науки в общественной жизни.

Становление оснований дисциплинарного естествознания конца XVIII - первой половины XIX в. происходило на фоне резко усиливающейся производительной роли науки, превращения научных знаний в особый продукт, имеющий товарную цену и приносящий прибыль при его производственном потреблении. В этот период начинает формироваться система прикладных и инженерно-технических наук как посредника между фундаментальными знаниями и производством. Различные сферы научной деятельности специализируются и складываются соответствующие этой специализации научные сообщества.

Переход от классического к неклассическому естествознанию был подготовлен изменением структур духовного производства в европейской культуре второй половины XIX - начала XX в., кризисом мировоззренческих установок классического рационализма, формированием в различных сферах духовной культуры нового понимания рациональности, когда сознание, постигающее действительность, постоянно наталкивается на ситуации своей погруженности в саму эту действительность, ощущая свою зависимость от социальных обстоятельств, которые во многом определяют установки познания, его ценностные и целевые ориентации.

* В конце ХIХ - начале XX в. считалось, что научная картина мира практически построена, но последовал целый ряд открытий, которые никак в нее не вписывались.

Если в классической науке универсальным способом задания объектов теории были операции абстракции и непосредственной генерализации наличного эмпирического материала, то в неклассической введение объектов осуществляется по пути математизации, которая выступает основным индикатором идей в науке, приводящих к созданию новых ее разделов и теорий. Математизация ведет к повышению уровня абстракции теоретического знания, что влечет за собой потерю наглядности. Переход от классической науки к неклассической характеризует та революционная ситуация, которая заключается во вхождении субъекта познания в "тело" знания в качестве его необходимого компонента. Изменяется понимание предмета знания: им стала теперь не реальность "в чистом виде", как она фиксируется живым созерцанием, а некоторый ее срез, заданный через призму принятых теоретических и операционных средств и способов ее освоения субъектом. Выявление относительности объекта к научно-исследовательской деятельности повлекло за собой то, что наука стала ориентироваться не на изучение вещей как неизменных, а на изучение тех условий, попадая в которые они ведут себя тем или иным образом, Так как исследователь фиксирует только конкретные результаты взаимодействия объекта с прибором, то это порождает некоторый "разброс" в конечных результатах исследования. Отсюда вытекает правомерность и равноправность различных видов описания объекта, построение его теоретических конструктов. Научный факт перестал быть проверяющим. Теперь он реализуется в пакете с иными внутри теоретическими способами апробации знаний: принцип соответствия, выявление внутреннего и когерентного совершенства теории. Факт свидетельствует, что теоретическое предположение оправдано для определенных условий и может быть реализовано в некоторых ситуациях. Принцип экспериментальной проверяемости наделяется чертами фундаментальности, т.е. имеет место не "интуитивная очевидность", а "уместная адаптированность". Концепция монофакторного эксперимента заменилась полифакторной: отказ от изоляции предмета от окружающего воздействия якобы для "чистоты рассмотрения", признание зависимости определенности свойств предмета от динамичности и комплексности его функционирования в познавательной ситуации, динамизация представлений о сущности объекта - переход от исследования равновесных структурных организаций к анализу неравновесных, нестационарных структур, ведущих себя как открытые системы. Это ориентирует исследователя на изучение объекта как средоточия комплексных обратных связей, возникающих как результирующая действий различных агентов и контрагентов. На основе достижений физики развивается химия, особенно в области строения вещества. Развитие квантовой механики позволило установить природу химической связи, под последней понимается взаимодействие атомов, обусловливающее их соединение в молекулы и кристаллы. Создаются такие химические дисциплины, как физикохимия, стереохимия, химия комплексных соединений, начинается разработка методов органического синтеза. В области биологии Ивановским был открыт вирус и положено начало вирусологии. Получает дальнейшее развитие генетика, в основе которой лежат законы Менделя и хромосомная теория наследственности Ханта. Йогансоном было введено понятие "ген" - единица наследственного материала, отвечающая за передачу некоторого наследуемого признака. Важнейшим событием развития генетики было открытие мутаций.

Характерное для классического этапа стремление к абсолютизации методов естествознания, выразившееся в попытках применения их в социально-гуманитарном познании, все больше и больше выявляло свою ограниченность и односторонность. Наметилась тенденция формирования новой исследовательской парадигмы, в основании которой лежит представление об особом статусе социально-гуманитарных наук. В этих науках выявляются закономерно повторяемые причинные связи, но с акцентом на индивидуальное, единичное, культурно-значимое. В них преобладает качественный аспект исследования над количественным, устанавливаются вероятностные законы, исходя из которых объясняются индивидуальные события. Цель социальных наук - познание жизненных явлений в их культурном значении. Система ценностей ученого имеет регулятивный характер, определяя выбор им предмета исследования, применяемых методов, способов образования понятий. Так Вебер отдает предпочтение причинному объяснению по сравнению с законом. Для него знание законов не цель, а средство исследования, которое облегчает сведение культурных явлений к их конкретным причинам, поэтому законы применимы настолько, насколько они способствуют познанию индивидуальных связей

 

9. Научные достижения естествознания 19 века и кризис классической науки

E-mail Печать PDF

9. Научные достижения естествознания 19 века и кризис классической науки

Толчком, началом новейшей революции в естествознании, приведшей к появлению современной науки, был целый ряд ошеломляющих открытий в физике, разрушивших всю картезианско-ньютоновскую космологию. Сюда относятся открытие электромагнитных волн Г. Герцем, коротковолнового электромагнитного излучения К. Рентгеном, радиоактивности А. Беккерелем, электрона Дж. Томсоном, светового давления П.Н.Лебедевым, введение идеи кванта М. Планком, создание теории относительности А. Эйнштейном, описание процесса радиоактивного распада Э.Резерфордом. В 1913 - 1921 гг. на основе представлений об атомном ядре, электронах и квантах Н. Бор создает модель атома, разработка которой ведется в соответствии периодической системой элементов Д.И. Менделеева. Это - первый этап новейшей революции в физике и во всем естествознании. Он сопровождается крушением прежних представлений о материи и ее строении, свойствах, формах движения и типах закономерностей, о пространстве и времени. Это привело к кризису физики и всего естествознания, являвшегося симптомом более глубокого кризиса метафизических философских оснований классической науки.

В XIX в. диалектические идеи проникают в геологию и биологию. На смену теории катастрофизма, предложенной французским естествоиспытателем Ж. Кювье (1768—1832), пришла идея геологического эволюционизма английского естествоиспытателя Ч. Лайеля (1797—1875). В теории катастрофизма утверждалось, что отдельные периоды в истории Земли заканчиваются мировыми катастрофами, в результате которых старые виды растений и животных погибают и на смену им рождаются новые, ранее не существовавшие. Лайель же доказал, что для объяснения изменений, происшедших в течение геологической истории, нет необходимости прибегать к представлениям о катастрофах, а достаточно допустить длительный срок существования Земли.

В области биологии эволюционные идеи высказывал французский естествоиспытатель Ж. Б. Ламарк (1744—1829) в «Философии зоологии» и Ч. Р. Дарвин (1809-1882), создавший знаменитую работу «Происхождение видов путем естественного отбора, или Сохранение благоприятствуемых пород в борьбе за жизнь» (1859). Согласно теории Дарвина, виды животных, растений с их целесообразной организацией возникли в результате отбора и накопления качеств, полезных для организмов в их борьбе за существование в данных условиях. Г. Менделем (1822—1884) в работе «Опыты над растительными гибридами», объединившей биологический и математический анализ, было дано достаточно адекватное объяснение изменчивости и наследственности свойств организмов, что положило начало генетике. Им было выделено важнейшее свойство генов — дискретность, сформулирован принцип независимости комбинирования генов при скрещивании. Но до 1900 г. работа Менделя оставалась неизвестной научной общественности.

В 30-х г. XIX в. ботаником М. Я. Шлейденом (1804-1881) и биологом Т. Шванном (1810-1882) была создана клеточная теория строения растений и живых организмов.

Вплотную подходит к открытию закона сохранения и превращения энергии немецкий врач Ю. Р. Майер (1814-1878), который показал, что химическая, тепловая и механическая энергии могут превращаться друг в друга и являются равноценными. Английский исследователь Д. П. Джоуль (1818-1889) экспериментально продемонстрировал, что при затрате механической силы получается эквивалентное количество теплоты. Датский инженер Л. А. Кольдинг (1815—1888) опытным путем установил отношение между работой и теплотой, физик Г. Гельмгольц (1821-1894) доказал на основе этого закона невозможность вечного двигателя.

Среди открытий в химии важнейшее место занимает открытие периодического закона химических элементов выдающимся ученым химиком Д. И. Менделеевым (1834—1907).

Эволюционные идеи, нашедшие отражение в биологии, геологии подрывали механическую картину мира. Этому способствовали и исследования в области физики: открытие Ш. Кулоном (1736—1806) закона притяжения электрических зарядов с противоположными знаками, введение английским химиком и физиком М. Фарадеем (1791-1867) понятия электромагнитного поля, создание английским ученым Дж. Максвеллом (1831-1879) математической теории электромагнитного поля. Это привело к созданию электромагнитной картины мира.

В этот же период начинают развиваться и социально-гуманитарные науки. Так, К. Марксом (1818—1883) создается экономическая теория, на основе которой несколько позднее Г. Зиммель (1858—1918) формулирует философию денег, изложенную в одноименной работе. «Возникновение социально-гуманитарных наук завершило формирование науки как системы дисциплин, охватывающих все основные сферы мироздания: природу, общество и человеческий дух. Наука приобрела привычные для нас черты универсальности, специализации и междисциплинарных связей. Экспансия науки на все новые предметные области, расширяющееся технологическое и социально-регулятивное применение научных знаний, сопровождались изменением институционального статуса науки».

Дальнейшее развитие науки вносит существенные отклонения от классических ее канонов.

К концу XIX века выявились две тенденции:

1. Рассматривать мир как некий механизм, который наука наблюдает и с помощью теории объясняет.

2. Считать, что наше знание обязано нашим ощущениям и что задача науки состоит в систематизации объектов этого чувственного восприятия.

 

8. Классическое естествознание и его методология

E-mail Печать PDF

 

8. Классическое естествознание и его методология

Хронологически этот период, а значит становление естествознания как определенной системы знания, начинается примерно в XVIXVII вв. и завершается на рубеже XIX—XX вв. В свою очередь данный период можно разделить на два этапа: этап механистического естествознания (до 30-х гг. XIX в.) и этап зарождения и формирования эволюционных идей (до конца XIX — начала XX в.).

I. Этап механистического естествознания.

В свою очередь этап механистического естествознания можно условно подразделить на две ступени, — доньютоновскую и ньютоновскую – создавшими принципиально новое (по сравнению с античностью и средневековьем) понимание мира.

Доньютоновская ступень происходила в период Возрождения, и ее содержание определило гелиоцентрическое учение Коперника. В своем труде «Об обращениях небесных сфер» он утверждал, что Земля не является центром мироздания и что «Солнце, как бы восседая на Царском престоле, управляет вращающимся около него семейством светил».

Это был конец геоцентрической системы, которую Коперник отверг на основе большого числа астрономических наблюдений и расчетов — это и было первой научной революцией, подрывавшей также и религиозную картину мира. Кроме того, он высказал мысль о движении как естественном свойстве материальных объектов, подчиняющихся определенным законам и указал на ограниченность чувственного познания («Солнце ходит вокруг Земли»).

Ньютоновская ступень – Чаще всего ее связывают с именами Галилея, Кеплера и Ньютона, который ее и завершил, открыв тем самым новую — посленъютоновскую ступень развития механистического естествознания.

В учении Галилея уже были заложены достаточно прочные основы нового механистического естествознания. В центре его научных интересов стояла проблема движения. Открытие принципа инерции, исследование им свободного падения тел имели большое значение для становления механики как науки.

Согласно Галилею, научное познание должно базироваться на планомерном и точном эксперименте — как мысленном, так и реальном. Для последнего характерно непосредственное изменение условий возникновения явлений и установление между ними закономерных причинных связей, обобщаемых посредством математического аппарата.

Будучи одним из основателей современного экспериментально-теоретического естествознания, Галилей заложил основы классической динамики, сформулировал принцип относительности движения, идею инерции, закон свободного падения тел. Его открытия обосновали гелиоцентрическую систему Коперника в борьбе со схаластической аристотелевско-птолемеевской традицией. Он развивал принципы механистического материализма.

Исходным пунктом познания, по Галилею, является чувственный опыт, который, однако, сам по себе не дает достоверного знания. Оно достигается планомерным и реальным или мысленным экспериментированием, опирающимся на строгое количественно-математическое описание. Критикуя непосредственный опыт, Галилей первым показал, что опытные данные в своей первозданнос-ти вовсе не являются исходным элементом познания, что они всегда нуждаются в определенных теоретических предпосылках. Иначе говоря, опыт не может не предваряться определенными теоретическими допущениями, не может не быть «теоретически нагруженным».

Вот почему Галилей, в отличие от «чистого эмпиризма Ф. Бэкона был убежден, что «фактуальные данные» никогда не могут быть даны в их «девственной первозданности». Они всегда так или иначе «пропускаются» через определенное теоретическое «видение» реальности, в свете которого они (факты) получают соответствующую интерпретацию. Таким образом, опыт — это очищенный в мысленных допущениях и идеализациях опыт, а не просто простое описание фактов.

Галилей выделял два основных метода экспериментального исследования природы:

1. Аналитический — прогнозирование чувственного опыта с использованием средств математики, абстракций и идеализации. С помощью этих средств выделяются элементы реальности, не доступные непосредственному восприятию (. Иначе говоря, вычленяются предельные феномены познания, логически возможные, но не представимые в реальной действительности.

2. Синтетически-дедуктивный — на базе количественных соотношений вырабатываются некоторые теоретические схемы, которые применяются при интерпретации явлений, их объяснении.

Достоверное знание в итоге реализуется в объясняющей теоретической схеме как единство синтетического и аналитического, чувственного и рационального. Следовательно, отличительное свойство метода Галилея — построение научной эмпирии, которая резко отлична от обыденного опыта.

Оценивая методологические идеи Галилея, Гейзенберг отмечал, что «Галилей отвернулся от традиционной, опиравшейся на Аристотеля науки своего времени и подхватил философские идеи Платона... Новый метод стремился не к описанию непосредственно наблюдаемых фактов, а скорее к проектированию экспериментов, к искусственному созданию феноменов, при обычных условиях не наблюдаемых, и к их расчету на базе математической теории».

Гейзенберг выделяет две характерные черты нового метода Галилея:

а) стремление ставить каждый раз новые точные эксперименты, создающие идеализированные феномены;

б) сопоставление последних с математическими структурами, принимаемыми в качестве законов природы.

На новаторский характер методологических поисков Галилея обратил внимание Фейерабенд. Он отметил, что в творчестве Галилея заключен почти неиссякаемый источник материала для методологических рассуждений. В его деятельности эмпирический опыт был заменен опытом, содержащим концептуальные элементы. «Галилей нарушает важнейшие правила научного метода, изобретенные Аристотелем и канонизированные логическими позитивистами; Галилей добивается успеха потому, что не следует этим правилам».

Способ мышления Галилея исходил из того, что одни чувства без помощи разума не способны дать нам истинного понимания природы, для достижения которого нужно чувство, сопровождаемое рассуждением. Имея в виду прежде всего галилеевский принцип инерции, Эйнштейн и Инфельд писали: «Открытие, сделанное Галилеем, и применение им методов научного рассуждения были одним из самых важных достижений в истории человеческой мысли, и оно отмечает действительное начало физики. Это открытие учит нас тому, что интуитивным выводам, базирующимся на непосредственном наблюдении, не всегда можно доверять, т. е. они иногда ведут по ложному следу».

Иоганн Кеплер установил три закона движения планет относительно Солнца:

1. Каждая планета движется по эллипсу, в одном из фокусов которого находится Солнце.

2. Радиус-вектор, проведенный от Солнца к планете, в равные промежутки времени описывает равные площади: скорость движения планеты тем больше, чем ближе она к Солнцу.

3. Квадраты времен обращения планет вокруг Солнца относятся как кубы их средних расстояний от него.

Кроме того, он предложил теорию солнечных и лунных затмений и способы их предсказания, уточнил расстояние между Землей и Солнцем и др.

Ньютон, научное наследие которого чрезвычайно глубоко и разнообразно. Главный труд Ньютона — «Математические начала натуральной философии» это, «библия новой науки», «источник дальнейшего расширения изложенных в ней методов». В этой и других своих работах Ньютон сформулировал понятия и законы классической механики, дал математическую формулировку закона всемирного тяготения, теоретически обосновал законы Кеплера (создав тем самым небесную механику), и с единой точки зрения объяснил большой объем опытных данных (неравенства движения Земли, Луны и планет, морские приливы и др.).

Кроме того, Ньютон — независимо от Лейбница — создал дифференциальное и интегральное исчисление как адекватный язык математического описания физической реальности. Он был автором многих новых физических представлений — о сочетании корпускулярных и волновых представлений о природе света, об иерархически атомизирован-ной структуре материи, о механической причинности и др.

В трудах Ньютона представлена первая попытка установления теоретической основы для физики и других наук. В его работах «проявлялось стремление найти для унификации всех отраслей науки теоретическую основу, образованную минимальным числом понятий и фундаментальных отношений, из которых логическим путем можно было бы вывести все понятия и соотношения отдельных дисциплин». Построенный Ньютоном фундамент, по свидетельству Эйнштейна, оказался исключительно плодотворным и до конца XIX в. считался незыблемым.

Научный метод Ньютона имел целью четкое противопоставление достоверного естественнонаучного знания вымыслам и умозрительным схемам натурфилософии. Знаменитое его высказывание «гипотез не измышляю» было лозунгом этого противопоставления.

Содержание научного метода Ньютона сводится к следующим основным «ходам мысли»:

1) провести опыты, наблюдения, эксперименты;

2) посредством индукции вычленить в чистом виде отдельные стороны естественного процесса и сделать их объективно наблюдаемыми;

3) понять управляющие этими процессами фундаментальные закономерности, принципы, основные понятия;

4) осуществить математическое выражение этих принципов, т. е. математически сформулировать взаимосвязи естественных процессов;

5) построить целостную теоретическую систему путем дедуктивного развертывания фундаментальных принципов, т. е. «прийти к законам, имеющим неограниченную силу во всем космосе»;

6) «использовать силы природы и подчинить их нашим целям в технике»

С помощью этого метода были сделаны многие важные открытия в науках. На основе метода Ньютона в рассматриваемый период был разработан и использовался огромный «арсенал» самых различных методов. Это прежде всего наблюдение, эксперимент, индукция, дедукция, анализ, синтез, математические методы, идеализация и другие. Все чаще говорили о необходимости сочетания различных методов. Благодаря созданному им методу, «Ньютон был первым, кому удалось найти ясно сформулированную основу, из которой с помощью математического мышления можно бьшо логически вывести количественно и в соответствии с опытом широкую область явлений».

Сам Ньютон с помощью своего метода решил три кардинальных задачи.

1. четко отделил науку от умозрительной натурфилософии и дал критику последней. - Во-вторых, разработал классическую механику как целостную систему знаний о механическом движении тел. Его механика стала классическим образцом научной теории дедуктивного типа и эталоном научной теории вообще, сохранив свое значение до настоящего времени.

2. Ньютон завершил построение новой революционной для того времени картины природы, сформулировав основные идеи, понятия, принципы, составившие механическую картину мира. При этом Ньютон считал, что «было бы желательно вывести из начал механики и остальные явления природы».

Основное содержание механической картины мира, созданной Ньютоном, сводится к следующим моментам:

1. Весь мир, вся Вселенная (от атомов до человека) понимался как совокупность огромного числа неделимых и неизменных частиц, перемещающихся в абсолютном пространстве и времени, взаимосвязанных силами тяготения, мгновенно передающимися от тела к телу через пустоту (ньютоновский принцип дальнодействия).

2. Согласно этому принципу любые события жестко предопределены законами классической механики, так что если бы существовал, по выражению Лапласа, «всеобъемлющий ум», то он мог бы их однозначно предсказывать и предвычислять.

3. В механической картине мира последний был представлен состоящим из вещества, где элементарным объектом выступал атом, а все тела — как построенные из абсолютно твердых, однородных, неизменных и неделимых корпускул — атомов. Главными понятиями при описании механических процессов были понятия «тело» и «корпускула».

4. Движение атомов и тел представлялось как их перемещение в абсолютном пространстве с течением абсолютного времени. Эта концепция пространства и времени как арены для движущихся тел, свойства которых неизменны и независимы от самих тел, составляла основу механической картины мира.

5. Природа понималась как простая машина, части которой подчинялись жесткой детерминации, которая была характерной особенностью этой картины.

6. Важная особенность функционирования механической картины мира в качестве фундаментальной исследовательской программы — синтез естественнонаучного знания на основе редукции (сведения) разного рода процессов и явлений к механическим.

Несмотря на ограниченность уровнем естествознания XVII в., механическая картина мира сыграла в целом положительную роль в развитии науки и философии. Она давала естественнонаучное понимание многих явлений природы, освободив их от мифологических и религиозных схоластических толкований. Она ориентировала на понимание природы из нее самой, на познание естественных причин и законов природных явлений.

Материалистическая направленность механической картины Ньютона не избавила ее от определенных недостатков и ограниченностей. Одна из них состояла, в частности, в том, что «эта картина не охватывала ни наук о жизни, ни наук о человеке, т. е. не охватывала подавляющей части современного научного аппарата. Однако она позволила то, чего до сих пор в науке не было в сколько-нибудь значительной степени, позволила предсказывать события, предвидеть их с огромной точностью».

Механистичность, метафизичность мышления Ньютона проявляется, в частности, в его утверждении о том, что материя — инертная субстанция, обреченная на извечное повторение хода вещей, из нее исключена эволюция; вещи неподвижны, лишены развития и взаимосвязи; время — чистая длительность, а пространство — пустое «вместилище» вещества, существующее независимо от материи, времени и в отрыве от них. Ощущая недостаточность своей картины мира, Ньютон вынужден был аппелировать к идеям творения, отдавать дань религиозно-идеалистическим представлениям.

Несмотря на свою ограниченность, механическая картина мира оказала мощное влияние на развитие всех других наук на долгое время. Экспансия механической картины мира на новые области исследования осуществлялась в первую очередь в самой физике, но потом — в других областях знаний. Освоение новых областей потребовало развития математического формализма ньютоновской теории и углубленной разработки ее концептуального аппарата. А. Эйнштейн писал: «Значение трудов Ньютона заключается не только в том, что им была создана практически применимая и логически удовлетворительная основа механики, а в том, что до конца XIX в. эти труды служили программой всех теоретических исследований в физике», — но не только в ней, но и в других науках.

Развитие многих областей научного познания в этот период определялось непосредственным воздействием на них идей механической картины мира. Так, в эпоху господства алхимии Р. Бойль выдвинул программу, которая переносила в химию принципы и образцы объяснения, сформулированные в механике. Бойль предлагал объяснить все химические явления, исходя из представлений о движении «малых частиц материи» (корпускул).

Механическая картина мира оказывала сильное влияние и на развитие биологии. Так, Ламарк, пытаясь найти естественные причины развития организмов, опирался на вариант механической картины мира, включавший идею «невесомых». Он полагал, что именно последние являются источником органических движений и изменения в живых существах. Развитие жизни, по его мнению, выступает как «нарастающее движение флюидов», которое и было причиной усложнения организмов и их изменения.

 

 


Страница 3 из 4

Поиск по сайту

Голосование

Какую среду программирования вы используете чаще всего?
 

Посетители